02.02.2023 11:48

Warning: Illegal string offset 'slovo-bol-lekar-istoriya-russkomu-khorosho-nemtsu-plokho-' in /home/pro3646255/profmedinfo.ru/docs/bitrix/modules/democontent2.news/lib/item.php on line 345
Сначала было слово и слово было… боль
ПрофМед - Лекторий

Сначала было слово и слово было… боль

1302

                                                                  Сначала было слово
                                                                  и слово было… боль
               (Из истории возникновения русских слов, касающихся здоровья, жизни и смерти человека)
                                                                                    Боль.jpg
Собственно говоря, первотолчком к работе над этим маленьким опусом послужило не слово, конкретно означенное в заголовке, а пословица, поговорка. Хотя и в самой крылатой фразе оно по факту отсутствует. Имеется лишь намек на него и то неявный, напрашивающийся, так сказать, исходя из общего смысла.
Впрочем, довольно наводить тень на плетень и испытывать терпение читателя. Фраза эта вот какая: «Что русскому здорово, то немцу смерть».
Для нашего уха выражение звучит вполне жизнеутверждающе и даже патриотично. А для немца? Уж не слишком ли сильно сказано - смерть?
Понятно, что русскому человеку лихости не занимать, что с его точки зрения - грех упустить возможность лишний раз посмеяться над рационализмом и педантичностью добропорядочного немецкого бюргера, но все же…
Захотелось найти объяснение смысловому преувеличению в справочной литературе. Происхождение поговорки в словаре крылатых слов А. Кирсановой излагается просто и, в то же время, звучит как банальный анекдот.
Молодой врач, приглашенный к больному русскому мальчику, разрешил ему есть все, что тот захочет. Мальчик съел свинину с капустой и быстро поправился. Следом врач прописал свинину с капустой заболевшему немецкому мальчику, в итоге чего, тот на следующий день умер. Выглядит не очень убедительно.
К тому же вдруг поймал себя на мысли, что наше слово смерть уж очень напоминает немецкое шмерц. Замена нашей буквы «с» или «з» на «ш» достаточно характерна для немцев. Есть на востоке Германии город Шверин, так вот – это бывший славянский городок Зверин (от слова зверь).
                                                                            Schwerin1-1_m.jpg
Однако продолжим. В переводе на русский шмерц означает «боль», «страдание», «скорбь». Если подставить в рассматриваемую фразу какое-нибудь из этих слов, она будет иметь прежний смысл, хотя и в новом, более смягченном, варианте, например: Что русскому здорово, немцу страдание. А что? В значении беды, испытания такая замена выглядит вполне оправданной.
При этом конечно теряется выразительность, хлесткость изречения, но не ради же одного красного словца оно появилось и прижилось.
Хорошим, кстати, примером испытаний для немецкого обывателя может послужить купание в проруби или яростное охаживание себя веником в парной. Представьте себе природного немца за такими исконно русскими процедурами. Тут уж точно будут и боль, и скорбь, и страдания, в общем, полный капут.
                                    снежные ванны.jpg
Между тем помимо основного смысла выше приведенная крылатая фраза (принадлежащая по некоторым сведениям самому Суворову) содержит достаточный материал для анализа словотворчества в рамках заявленной нами темы.
                                                  32745.jpg
При этом логичнее начать ее рассмотрение не с последнего слова, а, скажем, со слова здорово. На Руси это слово, как и исходное для него - здоровье, используются с XI века. С тех же времен русские люди постоянно желают себе и друг другу здоровья, как особого блага, понимая под ним нормальное (без отклонений) состояние тела и души, позволяющее жить, трудиться и радоваться жизни.
«Будь здоров», - говорили наши предки и продолжаем спустя тысячу лет говорить мы при прощании, произнесении тостов и, так называемых здравиц. Очень часто это пожелание адресуется тому, кто рядом чихает (к чиху мы еще вернемся).
Слово здравствуйте –самая короткая здравица, давно, с незапамятных времен стало приветствием при встрече. С него до сих пор, обычно, начинают письмо.
А что же значат буквально будь здоров или краткое здоров?
С точки зрения этимологии мы имеем тут интересную вещь. Слово здоров начинается с буквы «з», которая в изначальном виде была, вероятно, приставкой (а еще раньше предлогом) – «с»: с-доров. При этом доров- видоизмененное слово дерево или даже конкретное – дуб. Корень дере, древ в древнегреческом языке означает дуб.
Получается, будь крепким с дерево, прочным как дуб. Не будем забывать, что дуб благодаря своей могучести и долголетию у многих языческих народов Европы почитался деревом священным.
                        Дуб Михайловское 20180713.jpg 
Дуб в Михайловском. фото В.Софьина
 Помните у Пушкина: «У Лукоморья дуб зеленый…»? Наш гениальный поэт, воспевая в своей сказочной поэме богатырские времена на Руси, и тут оказался верен и точен.
Попутно хочется обратить внимание читателя на еще одно открытие языковедов, которое большинству наших современников покажется неожиданным. Однокоренным со словом здоровье является и слово древность. Поскольку под древностью когда-то подразумевали те же самые качества крепость, устойчивость, постоянство (в данном случае в следовании традициям), приписываемые нашими предками деревьям.
Вообще важность понятия здоровье для человека видна хотя бы из большого количества пословиц и поговорок, посвященных этому качеству жизни (а это, согласитесь, качество, да еще какое!).
Вот лишь несколько примеров народных изречений.
Здоровье – всему голова.// Здоровому всё здорово.// Хоть изба елова (соснова), да душа здорова.// В здоровом теле – здоровый дух.// Масло коровье кушай на здоровье.
В то же время синонимов у слова здоровье практически нет, за исключением слова здравие.
Что же касается антонимов, т.е. слов с противоположным значением, то понятно, что основное из них это слово болезнь. Именно оно по своему смыслу противостоит слову здоровье(хотя мы говорим и нездоровье, мне нездоровится и т.д.).Но кроме того у нас до сих пор в ходу и другие слова фактически означающие нездоровое состояние: хворь, хвороба, недуг, немочь, хиль(отсюда прилагательное – хилый).
Таким образом, возможностей для устного и письменного обозначения болезни и нездоровья, т.е.слов-синонимов,в русском языке гораздо больше, чем для нормального состояния организма.
Вернемся, однако, к вопросам происхождения слов, т.е. к их этимологии.
                                                      Боль 2.jpg
Ясно, что слово болезнь (а по старо-славянски–болесть) обязано своим происхождением слову боль, в свою очередь производному от очень древнего обще славянскогокорня bolь и далее индоевропейского bhel-eu. Слово боль имеет родственные слова в индоевропейских языках: древне-восточно-немецко еbalo (беда, болезнь), древне-индийское bhal (мучить, умерщвлять), готское bahlwjan (мучить, терзать) и т.п.
В славянских языках сначала, видимо, образовался глагол болъти, а от него производное с суффиксом -зн-ь - болезнь.
Зависимость от общих корней хорошо прослеживается, если мы рассмотрим, как слово болезнь выглядит на языке других достаточно близких нам европейских народов. Название языка и народа приведем в сокращении. Итак, молд. – боале; укр. – хвороба; Болг. – болест; бел. – хвароба; макед. – болест; серб. – болест. Для сравнения: нем. – krankheit.
Кстати от слова шмерц, которое привлекло наше внимание еще в самом начале, также образован немецкий глагол шмерцен – болеть, но он в основном употребляется, когда говорят о зубной боли.
Интересно, что из немецкого языка к нам всё же пришло слово боль, имеющее, правда, совершенно другой смысл. Согласно словарю редких и забытых слов В. Сомова, боль (сл. – мужского рода) – напиток (смесь рейнвейна, клубники, апельсина и мелкого сахара).
В романе «Масоны» Алексея Писемского есть такие строки: «Дайте нам “болю“, который я сам приготовлю… Это любимый немецкий напиток, особенно в жаркие дни, как сегодня».
Вот и поквитались с нами немцы: у нас боль – страдание, у них - любимый напиток, коктейль, так сказать.
Но это шутка, конечно. С точки зрения филологов подобные слова относятся к омонимам. Примеров таких множество: коса девичья и коса песчаная и т.д.
Одновременно с существительным болезнь вероятно возникло и прилагательное больной (т.е., страдающий болезнью).От слова боль, как уже говорилось выше, появилось производное болеть (синонимы – хворать, недужить, хилеть, хиреть).
Надо думать, больных всегда было много, а боль вообще – самое первое ощущение, с которым человек во все времена сталкивается в жизни.
И поскольку, спрос рождает предложение, уже на заре человечества существовали люди, помогающие страждущему. Нет, это были не врачи в современном понимании этого слова (до его толкования мы еще дойдем).
Речь идет о целении. Болезнь и боль (в том числе и душевные) воспринимались как изъян, ущерб, что в свою очередь требовало восстановления целостности, исцеления человека. Исцелить означало – сделать снова цельным. Так появились целители (до сих пор мы говорим: целительная вода, целебные свойства). Это были люди определенной касты, называвшиеся у разных народов по-своему: жрецы, знахари, шаманы, ведуны, волхвы.
Естественно, что во времена седой древности, идолопоклонства и суеверий, когда вообще отсутствовали сами понятия учения и науки (не говоря уж о медицине), под болезнями люди могли понимать все, что угодно. В одну кучу валили подлинные недуги и так называемые порчу, сглаз, беснование (вселение беса) и т.д.
Вера в «дурной глаз» у славян предполагала, что злым, завистливым глазом можно нанести вред сильнее, чем прямым воздействием на человека. По близким к нам сербским поверьям «в землю ушло больше народу от дурного глаза, чем от болезней».
                                                           дурной-глаз.jpg
Боролся какой-нибудь ведун с перечисленными напастями наговором (заговором), травами и снадобьями. Целебной для заживления ран считалась слюна. Народные целители плевали на раны, чтобы их заживить.
Более того, сам Иисус, по евангельской легенде, исцелил слепого, омочив ему глаза своей слюной.
Знахари в славянских странах и, в том числе, на Руси широко использовали «руковождение». До сих пор у нас бытует речевой оборот «как рукой сняло». Он означает быстрое избавление от болезни или тяжелых душевных травм. Очень похоже звучит этот фразеологизм и по-сербски: «као руком однето».
Особенно часто рукой отводили зубную или головную боль. При этом больное место заговаривалось, и знахарь проводил по нему рукой, производя своеобразный массаж, облегчающий боль. Больной ощущал, что его боль буквально «снимается рукой».
Известный нам всем оборот – для отвода глаз тоже связан с магическими операциями и в том числе с «магией жеста», т.е. опять же с отводом знахарской рукой. В нашем случае имеется в виду своеобразный поединок, как бы двух знахарей: «напускателя порчи» и отводящего ее.
«Отвод глаз» и связанное с ним наваждение, «морок» использовались знахарем с «лечебно-профилактическими целями» - отвлечь больного от какого-нибудь навязчивого представления или гнетущих мыслей.
Эту деликатную процедуру Владимир Иванович Даль объясняет как «мороку, умение знахаря воочью (то есть на глазах, на виду у кого-либо) морочить». Для достижения своей цели знахари могли использовать «руковождение», шаманы - танец и дикие пляски, жрецы еще какие-нибудь магические таинства и обряды, но все они при этом не избегали всевозможных заклинаний, заговоров, сопровождаемых зачастую бормотанием.
Заговор иногда состоял всего из одного слова (но его, «такое слово» нужно было знать). На севере России раньше было широко распространено слово-заговор АБРАКАДАБРА. Особенно популярное во времена звездочетов и алхимиков, оно означало в переводе с древнееврейского – скройся, нечистый! И этим напоминает наши отечественные заклятья Свят! Свят! илиТьфу! Тьфу!,употребляемые к случаю суеверными людьми.
Кстати, пожелание чихающему будь здоров, к которому мы обещали вернуться, тоже связано с суеверием.
                                                      maxresdefault (1).jpg
«На каждый чих не наздравствуешься!» - гласит русская не очень приветливо звучащая пословица. И, тем не менее, стоит кому-то чихнуть в коллективе, как со всех сторон послышится: будь здоров!
Это связано с тем, утверждает авторитетный знаток истории возникновения фразеологизмов В.М. Мокиенко, что данное пожелание порождено суеверием и, по сути, является рудиментом словесной защиты окружающих от чихающего человека и самого процесса чихания. «Чиханию, - пишет он в своей книге “Загадки русской фразеологии”, - издревле придавали особо магическое значение, отсюда, видимо, и такая детализированная шкала примет, связанных с носом».
У наших предков считалось, например, что если тяжелобольной чихнет, то, значит, будет выздоравливать.
До доброго пожелания Будь здоров! у русских бытовали его синонимы:Чихнувшему здравствуй! или Исполнение желаний!
Много соответствий этим оборотам можно найти у других европейских народов. Pozdravpambu! (Благослови, господи!) – говорят чехи. Zur Genesung! (Будь здоров!) – вторят им немцы.
Еще Геродот, Аристотель и Гиппократ писали, что ответом на чихание у греков была словесная формула Zevowwv (Помоги, Зевс!).                                                  17_SCH_Dadim_emu_dushu_vzajmy.jpg
Объяснение всех подобных пожеланий церковь сопровождает ссылкой на одно из мест священного писания: «И создал Господь Бог человека из праха земного и вдунул в лицо его дыхание жизни, и стал человек душою живою». А поскольку человек создан «вдуновением» дыхания жизни, то так же легко может испустить дух. Казус может произойти как раз во время чихания, кашля и т.д.
              2022_calendar_jan_002.jpg
Однако постепенно прогресс человечества брал свое, и времена шарлатанов уходили (к сожалению, не окончательно и по сию пору). Наряду с народными целителями стали появляться специально обученные лекари (знахарю запрещалось передавать свои знания по наследству в отличие, например, от колдунов).
                         mihail-nesterov-za-privorotnym-zelem-fragment.jpg
Слово лекарь появилось на Руси в X-XI веках от общеславянского лЪкъ, лЪка, что означало «лекарство, лечение». Отсюда и глаголлечить, который мог использоваться одновременно со словом целить, исцелять. Понятия знахарь и лекарь раньше были тесно связаны и лишь впоследствии разошлись. Так в толковом словаре Даля слово лекарь поясняется уже как «первая ученая степень, получаемая студентами врачебного искусства» (вторая степень – доктор медицины). Там же великий лексикограф делает примечание: «Иногда лекарем зовут и неученого врача, всякого, кто лекарит, лекарничает – занимается лечением, не будучи врачом». Наконец-то мы дошли и до более привычного нам врача.
Само слово врач происходит от глаголов врать и ворчать. Но, дорогие наши медики, не спешите огорчаться и тем более – обижаться. Дело в том, значение слова врать изменилось с тех давних пор. Первоначально оно означало заговаривать, говорить и лишь столетия спустя приобрело современный негативный смысл (врать, значит – лгать). Выше мы немало внимания уделили приемам и методам знахарского заговора. Именно с персоны бормочущего и ворчащего знахаря-лекаря «титул» заклинателя всяческой хвориперешел к представителю уважаемой нами медицинской профессии.
А что касается исконного значения слова врать, то отголоски его встречались еще в XIX веке. Так, у А.С. Пушкина в «Капитанской дочке» можно встретить фразу: «Не все ври, что знаешь». Здесь «ври» без сомнения употреблено в смысле: «говори».
Так, что в настоящее время никто, я думаю, не усмотрит в широко распространенном названии представителя благородной профессии синоним к словам враль или лгун.
Уместно здесь вспомнить о более современных вариантах понятия «врач». Это и медик, и доктор, и даже Эскулап.
Слово медик пришло к нам в Петровские времена из латиноязычных стран и прекрасно существует поныне. Его синоним доктор также происходит от латинскогоdoctor- (религиозный) учитель, преподаватель (от лат.Docere – учить).В значении высшей степени ученого медика, как мы видели, трактуется этот термин в словаре Даля. Хотя в несколько измененном виде: дохтор, дохтур говорили на Руси еще во времена Бориса Годунова.
Уже более двух веков у нас врача называют порой и в шутливой форме -эскулапом.«Я убежал от эскулапа,// худой, обритый, но живой» - иронизировал в своем стихе Пушкин.
                                   Пушкин.jpg
Тут мы имеем случай, когда имя одного из богов древнегреческой и древнеримской мифологии, а именно бога медицины Эскулапа (Асклепия – греч.) стало нарицательным и употребляемым, как правило, по отношению к специалисту сомнительной квалификации.
Известен и более близкий к нам по времени забавный повод к тому, чтобы имя врачевателя увековечилось довольно схожим образом. На сей раз «виновником» этого был не языческий бог, а конкретный врач, практикующий в Москве в XIX веке. Звали его Христиан Иванович Лодер.
 Лейб-медик Александра I, анатом и прекрасный хирург он не только вошелв историю военно-полевой хирургии, но и стал невольным родоначальником нового русского слова. Ярый сторонник лечения минеральными водами Христиан Иванович устроил в 1825 году на окраине Москвы лечебницу, где принялся лечить многочисленных посетителей ваннами и питьем «кислых вод». При этом он активно внедрял, говоря современным языком, пешие прогулки. Кучера, ожидавшие своих лечащихся господ, объясняли прохожим, указывая на променад: «Лодер бар гоняет», «Лодерем ходят». Так появилось хорошо известное нам слово лодырь.
Пора, однако, поговорить о заведениях, где лечились больные и хворые, т.е., все эти «лодыри», которых теперь называют пациентами (от латин. Patientis – страдающие).В них же, ведь, на законном основании трудились и продолжают трудиться многочисленные врачи, доктора, медики и лейб-медики.
Понятно, что речь пойдет о времени, когда уже существовала медицина, как наука и практика. Первенство по древности их возникновения в Европе принадлежит конечно древним грекам. Своих больных они еще до рождества Христова укладывали в клинику. Слово клиника, пережившее тысячелетия и знакомое каждому из нас, так и образовалось от слова ложе. Аналог его в русском языке – пожалуй, больница и не требует лингвистического объяснения. Казалось бы, можно, не менее привычное нам название лечебница попытаться связать по аналогии с клиникой со словом лечь, но это, увы, будет «притянутым за уши».
Однако и без того обращает на себя внимание количество аналогов и синонимов слов в русском языке, обозначающих подобные заведения. Больница, лечебница, клиника, госпиталь, лазарет. А мы говорим, кроме того и - здравница, санаторий, профилакторий (и совсем уж в специфических случаях – лепрозорий и хоспис), имея в виду учреждения близкой направленности.
Термин госпиталь возник в XI веке с образованием рыцарско-монашеского ордена «гостеприимцев святого Лазаря». Название рыцарей, посвятивших себя уходу за больными, в частности, за прокаженными – госпитальеры(т.е. гостеприимцы).Отсюда образовалось и пришло к нам, перешагнув все границы (а также языковые барьеры) такое знакомое ныне слово.
Кстати, с ним косвенно связано и слово лазарет. Оно произведено от «Лазаря». Имя этого библейского персонажа мы упомянули выше. Но не только покровитель прокаженных святой Лазарь навсегда соединил свое имя с названием войскового лечебного учреждения или (в старину) больницы для бедных. Согласно известному филологу Б.В. Казанскому, понадобилось в истории, как минимум три Лазаря, чтобы лазарет стал называться лазаретом.
В евангельской притче говорится о нищем Лазаре, который в лохмотьях и струпьях лежал перед домом брата-богача. Бедняга радовался объедкам со богаческого стола, и «псы лизали гной его». Когда нищий умер, то был перенесен ангелами в рай, а брат после смерти оказался, естественно, в аду. Оттуда он, мучаясь в пламени, мог наблюдать, как утешается на небесах Лазарь.
О втором Лазаре говорится в другой части Евангелия. Тот болел, умер и был воскрешен Христом. Образы обоих Лазарей сблизились под влиянием церковных проповедей: и нищего, и больного в народе стали называть лазарями. В средние века, с присущим им распределением профессий по цехам, у воров и нищих появился свой покровитель – святой Лазарь. Нищие пели на церковной паперти, пересказывая стародавнюю притчу. Отсюда выражение петь лазаря, в смысле клянчить, прибедняться
С третьего по счету Лазаря мы начали, он покровительствовал прокаженным и его именем назывались старинные больницы. Но оказалась необходимой кроме проказы еще и чума, чтобы и на чумные госпитали распространилось название больница Святого Лазаря или лазарет. И тогда слово сделалось повсеместным.
         Лазарет.jpg
Вернемся к нашей пословице «Что русскому здорово, то немцу смерть». Слово смерть, если подумать, все же закономерно стоит в самом конце. В соответствии с другим изречением о том, что «боль врача ищет», смерть ищет (и находит) всех – и врача, и пациента. Неслучайно у русского народа выработалось философское отношение к этому закономерному явлению. Об этом говорят и народные поговорки: Дума наша за горами, а смерть за плечами;//Двум смертям не бывать, а одной не миновать;//Смерть неминучее дело, а к кабаку необходимый путь;//От смерти не откупишься.
Наверняка лишь у нашего народа возможно и такое совпадение: к слову дуб восходит, как мы убедились, слово здоровье и в то же время современный оборот «дуба дать» означает умереть.
Слово смерть появилось в X-XIвв., от индоевропейского –mъr(мор, умирать) и от общеславянского мьрт(смерть) с помощью приставки «съ» в значении «хороший» т.е., буквально «хорошая, естественная смерть».
Таким образом, как и у древнеиндийцев, при таком написании она понималась как «своя», «благая» смерть, т.е. в примирении с окружающими, с самим собой и с богом.
А в немецком языке ничего такого не просматривается. Смерть по-немецки – Тод. И «убитый», и «покойник» звучит одинаково. Нет, не понять немцу русского человека.
новый 15 год.jpg Kreshhenskie-kupaniya-2022.jpg 755163589904082.jpg 2132633_1.jpg

                                                                img7.jpg

                                                      
Н. Сурков Ноябрь 2022 г.